Понедельник, 20.05.2019, 10:03
"Рынок Недвижимости"
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Новости недвижимости
Обзор рынка
Маркетинг
Ипотека
Недвижимость регионов
Строительство жилья
РЕКЛАМА
Календарь
«  Май 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Статистика
Главная » 2012 » Май » 9 » Есть ли жизнь над облаками?
15:00
Есть ли жизнь над облаками?

Есть ли жизнь над облаками?Интернет-журнал Metrinfo. Ru Квартирные конфликты: чем Третейский суд лучше обычного Бельгия: почему фламандские квартиры растут в цене быстрее валлонских Трудовые метры: как правильно снять офис Прогноз-2008: ценам предсказали скромный рост Купите остров: сотка дешевле, чем в Сочи Дорога на Дмитров: покупателя манит большая вода Двойная ипотека — капкан или способ сохранить собственность? Все статьи журналаНедавно мэр российской столицы Юрий Лужков торжественно возвестил о начале строительства нового небоскреба в комплексе "Москва-Сити" высотой 612 метров. Среди гостей церемонии был и Норман Фостер, британский автор проекта. Оставив северную столицу с Новой Голландией и заразив обеспокоенностью высотным проектом "Охта центра", он не изменил себе при проектировании башни "Россия". Первоначально архитектор хотел и вовсе поднять ее на километровую высоту. Метаморфозы сознанияНорман Фостер странным образом связывает новую архитектурную историю Москвы и Петербурга. В отличие от столицы современный путь вызревания архитектурных проектов в Петербурге чрезвычайно запутан.

Ярким примером является проект Новой Голландии. Активная попытка реконструкции и использования в общественных целях этого архитектурного сооружения, представляющего несомненный интерес во всех отношениях даже для такого изысканного города, как Петербург, была предпринята еще в прошлом веке. Но отсутствие средств, да и пассивное сопротивление федеральных ведомств не позволило Новой Голландии начать новую жизнь. Хотя сама попытка привела к появлению подземного пешеходного перехода, что для Петербурга настоящая удача (впрочем, его теперь предлагается засыпать).Общество, наблюдая крайнюю запущенность Новой Голландии и отсутствие внятного проектного усилия, практически не реагировало на идею возрождения. Отреставрированный кусочек фасада радовал глаз петербуржца, а против реставрации петербуржцы никогда не возражали.

Но призыв "с этим что-то надо делать" глубоко проник в сознание горожанина. И спустя десятилетия волевое архитектурное предложение Фостера, предполагающее вторжение в памятник, горожане приняли на ура. Время совершенной запущенности объекта закончилось, а реставрация как метод возрождения памятников забыта. Никто теперь не замечает масштабного сноса на территории Новой Голландии - все рады движению вперед. И все потому, что произошел сдвиг в уже, казалось бы, гиблом деле, когда все были уверены, что стены Новой Голландии рухнут под тяжестью растущих из них деревьев. В этом смысле проект "Охта центра", нового питерского общественно-делового района с четырехсотметровой офисной башней, не обласканный мастером архитектурных вторжений сэром Фостером (он демонстративно вышел из конкурсного жюри), тоже должен созреть в общественном сознании. Ведь была же мечта построить башню Петра Великого. В смутное время действительно неплохо мечталось, хотелось счастья платоновских героев - фантастики от отчаяния. Но другие времена диктуют и иные правила.

Теперь катастрофически не хватает времени для общественных пауз, для временных провалов, дающих возможность взвешивать и достойно принимать движение чужой человеческой воли. Московский олимпВозможно, ощутив петербургское течение времени и местный снобизм, сэр Фостер, востребованный растущей Россией, ушел из Петербурга, оставив городу-музею бетонную шкатулку со стеклянными окнами в чреве Новой Голландии, а не небоскреб. Ушел туда, где архитектура, ставшая бизнесом, живет по иным законам. Ей легче преодолевать сопротивление времени, обстоятельств, общественных сомнений. Ведь в прошлом Фостеру хватило опыта работы в Лондоне, где проблемы со строительством нового Сити были сродни петербургским. Сопротивление он преодолел и даже получил архитектурную премию года, но сколько сил ушло на это. Теперь архитектору есть где развернуться и в России. Москва, привыкшая делать дело, продолжает борьбу за первенство на инвестиционном поле России. Наметившаяся конкуренция в лице Питера, похоже, только раззадорила столицу. В ходе питерской дискуссии городские противники современного строительства продолжают упорно ставить вопрос ребром - крупный бизнес со своим Сити и со своими налогами должен уйти на окраину города, а еще лучше - в пригороды.

Но не уйдет ли он в итоге еще дальше - в Москву? И появятся ли новые желающие инвестировать средства в сохранение старого и развитие нового Петербурга? СправкаФостер Норман (Foster, Norman Robert), английский архитектор, один из лидеров стиля хай-тек. Родился 1 июня 1935-го в Манчестере в семье рабочего. В 1953-1955 гг. служил летчиком в Королевских военно-воздушных силах. Затем поступил на архитектурное отделение Манчестерского университета, сменив несколько вузов, в итоге получил диплом архитектурной школы Йельского университета в США (1962).Среди весьма многочисленных построек Фостера наиболее значительны - лондонский Фред Олсен-сентр (1967), где впервые было масштабно применено столь модное впоследствии зеркальное остекление - близкое по духу здание фирмы "Уиллис Фабер энд Дьюм" в Ипсуиче (1974), многофункциональный, насквозь просматриваемый и тесно связанный с природным окружением Сейнсбери-сентр в Норвиче (1977), Рено-сентр близ Суиндона (1983), с экспрессивным, "барочным" контрастом опорных колонн и подвешенных на них модулей перекрытия - небоскреб Шанхайского банка в Гонконге (1981-1986), в процессе сооружения которого поэтапно перестраивалось уже существующее здание, функционально реструктурированное с применением китайских традиций "фэн-шуй" центральным помещением банка стал 12-этажный атриум, дополнительно освещаемый с помощью солнечного рефлектора. В 1991-1992 гг. по проекту Фостера было возведено высочайшее здание в Европе, 300-метровый центральный офисный комплекс Коммерцбанка во Франкфурте - "зеленая башня", взятая в футляр многоярусных зимних садов. Мастер неоднократно проектировал аэропорты, в том числе Стенстед близ Лондона (1991), и особо примечательный, крупнейший в мире по площади закрытых помещений Чек Лап Кок в Гонконге (1998), композиционно распластанный по земле и благодаря прозрачным перекрытиям максимально открытый естественному освещению.

Не раз обращался к чисто инженерным и дизайнерским проектам, разработав, в частности (в 1990-е годы), экспресс-систему наземного рельсового транспорта в Бильбао и новую линию мебели "от Фостера". Известнейшей его работой стала завершенная в 1999-м реконструкция здания берлинского рейхстага, призванного вновь стать местопребыванием парламента объединенной Германии бережно сохранив исторический облик здания, вплоть до части надписей, оставленных советскими солдатами, он увенчал его новым стеклянным куполом - с подводящей к нему широкой спиралевидной зеркальной полосой (позволяющей видеть, что происходит внизу, в зале заседаний, и тем самым символизирующей "новую демократическую открытость" германской политики). В 1990-м он был возведен в рыцарское звание. Лариса СимкинаИзвестияСтатья о недвижимости получена: IRN. RU

Категория: Строительство жилья | Просмотров: 216 | Добавил: Gothica | Рейтинг: 0.0/0

Похожие записи:
» Правоустанавливающие документы
» Доплачивать за вид из окна готовы все больше покупателей жилья
» Клиенские истории: в поисках идеальной квартиры
» Жилье в новостройке: ищем доступный вариант
» Там, где растут "Эдельвейсы"
Сайт про недвижимость © 2012-2019